Обо мне

Меня зовут Татьяна Плунгян.

Я — психолог-консультант, немедицинский психотерапевт.

В 2003 году я поступила в Московский городской психолого-педагогический Университет и успешно завершила учёбу через 5 лет. Моя дипломная работа была посвящена методам медиации и создавалась, в том числе, под руководством и методическим сопровождением Центра медиации и права в Москве.

В середине 2007 года я пришла учиться оказанию экстренной психологической помощи по телефону в Фонд защиты детей от жестокого обращения.
После 2008 года проходила первый, второй и третий уровень терапии последствий травм, жестокого обращения и депривации по методу М. Мюррей.
Я консультирую почти 10 лет с перерывами. У меня за спиной самый разный опыт работы — от маленьких деток в центрах психологической помощи населению — до педагогов и родителей, а также других взрослых в личных встречах. Являюсь ведущей группы ВКонтакте, официальным модератором группы «Психологи и психотерапевты», а также сотрудничаю с различными сайтами, как эксперт. Это, например, Онлайн журнал Good Psychologist, группа #зона_комфорта и портал WorkingMama. Ещё я несколько лет преподавала психологию студентам университета УНИК и вела там дипломные работы учащихся.

В 2012 году я поступила в Московский Институт Психоанализа и прошла курс повышения квалификации по логотерапии и экзистенциальному анализу. Это программа Института Виктора Франкла (Вена) совместно с Профессиональной Гильдией психологов и Московским Институтом Психоанализа. Я — сертифицированный логотерапевт.
В 2017 году я прослушала курс по канистерапии и прошла необходимую практику для закрепления профессиональных навыков. Канистерапи́я — метод психотерапии с использованием специально отобранных и обученных собак. Канистерапию используют также в медицинской и социальной реабилитации. Канистерапия может использоваться как психотерапевтическая методика, способствующая развитию умственных и эмоциональных способностей, улучшению двигательных функций и моторики, а также для усиления эффективности развития личности при коррекции, реабилитации и социальной адаптации детей с нестандартными особенностями развития Существуют программы для слепых и слабовидящих детей для их общего развития, повышения интереса к познанию внешнего мира.
Я могу использовать собственную собаку для терапевтических целей.

Я регулярно прохожу личную психотерапию, на данный момент у меня есть свой психотерапевт. Кроме того, у меня есть супервизор, к которому я обращаюсь для разбора сложных ситуаций и для повышения качества своей работы. Прохождение личной терапии и супервизии — для меня принципиальный вопрос.

С удовольствием представляю Вам своих коллег — Марию Великанову и Юлию Клевцову